«УСТАНОВИТЬ МЕСТО ЗАХОРОНЕНИЯ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ ВОЗМОЖНЫМ…» Памяти священника Василия Сатрапинского (1873–1938)

Автор: Глеб Кочин

СТРАПИНСКИЙ ВАСИЛИЙ МИХАЙЛОВИЧ: священник. Родился 15 марта 1873 г. в семье священника г. Сарапула. Окончил ВДС в 1893-м г. Перемещен на вакансию священика в Омутнинский завод в 1909-м г. Сверх штата был приписан к Глазовскому Преображенскому собору. Проходил должности: духовник по 2 округу Глазовского уезда

НАГРАДЫ: набедренник, скуфья, камилавка, благословение Св. Синода.

СЕМЬЯ: жена Серафима Васильевна (Андреевская), 1875 г.р.; дети: Феодосий (1898 г.р.), Владимир (1900 г.р.), Алексей (1902 г.р.), Надежда (1903 г.р.), Вера (1905 г.р.), Эмилия (1907 г.р.). Скончался в Вятлаге 11 июля 1938 года.

Протоиерей Василий Александрович Сатрапинский был одним из десятков тысяч скромных священников Русской Православной Церкви, претерпевших лишения в ХХ столетии и заплативших жизнью за тихую и упорную преданность своему пастырскому долгу. Большая часть жизнь протоиерея прошла в Удмуртии, а его земное существование оборвалось в Вятском исправительно-трудовом лагере НКВД.

Его родиной был Сарапул – уездный город Вятской губернии на юге современной Удмуртской Республики. Василий появился на свет 15 марта 1873 года (по старому стилю) в семье священника местной единоверческой Николаевской церкви Александра Стефановича Сатрапинского и «законной жены его» Ольги Николаевны.

О. Александр, по происхождению «дьяческий сын», после окончания Вятской духовной семинарии с аттестатом второго разряда, получает в июне 1869 года назначение на место диакона Николаевской церкви города Сарапул и рукополагается в сан священника. В ноябре того же года, «вследствие ходатайства прихожан», недавний семинарист становится «штатным священником сей церкви».

В 1872–1874-м годах о. Александр состоял также членом ревизионного комитета «по поверке экономических отчётов Сарапульского духовного училища», удостоившись за труды на том поприще архипастырского благословения. Кроме того, за «пастырскую заботливость» и за «содействие присоединению к Св. Церкви крестьян на правилах Единоверия» он неоднократно получал благодарности епархиального начальства и был награждён набедренником.

Как следует из архивных документов, о. Александр Сатрапинский по своим дарованиям был незаурядным педагогом. В октябре 1873 года 28-летний священник, выдержав большой конкурс, поступает в Сарапульское духовное училище на место учителя чистописания и церковного пения. Летом 1874 года о. Александр переходит в городской Вознесенский собор на «диаконскую вакансию». Но спустя всего год священник оставляет Сарапул и по собственному прошению отправляется на служение в село Узи Сарапульского уезда.

За 30 лет о. Александр сменит ещё 8 приходов. В 1888-м году умирает его супруга Ольга Николаевна. Согласно ведомости Воскресенской церкви села Зюздино-Воскресенское Глазовского уезда за 1899 год, священник Сатрапинский был поведения «весьма хорошего, по должности исправен и усерден по просвещению прихожан». Благодаря его трудам опекаемая им церковно-приходская школа стала одной «из лучших во всех отношениях».

К концу многотрудной жизни, в 1907-м году, батюшка получает приход при Свято-Троицкой церкви села Космодамианского Уржумского уезда. Два года спустя он уходит «за штат по болезни и старости». 19 марта 1912 года заштатный священник Сатрапинский скончался в селе Космодамианском в возрасте 67 лет.

Василий, второй сын о. Александра, пошел по стопам отца. В 1895-м году он заканчивает Вятскую духовную семинарию по второму разряду и становится учителем Спасоподчуршинской церковной школы Слободского уезда. В 1897-м году он венчается с 22-летней Серафимой Васильевной Андриевской, дочерью священника села Верхосунье Нолинского уезда.

После свадьбы Сатрапинский получает назначение на место священника Крестовоздвиженской церкви села Белоозерья Орловского уезда, посвящается в сан диакона, а затем, спустя два дня, рукополагается в иерея. В Белозерье о. Василий трудится как законоучитель в двух местных земских училищах и двух школах. В 1902-м году он дополнительно принимает на себя обязанности заведующего и учителя Закона Божьего в Белоезерской женской церковно-приходской школе.

Как можно увидеть на фотографиях, сохранившихся до наших дней, молодой священник был роста выше среднего, худощав и строен. В облике о. Василия, полном спокойного достоинства и смирения, явственно проступали его незаурядный ум и душевное благородство.

В апреле 1904 года Сатрапинский был перемещен на вакансию священника к Александровской церкви Омутнинского завода Глазовского уезда. Там о. Василий снова становится законоучителем в двух земских училищах, двухклассном училище Министерства народного просвещения, Омутнинской женской прогимназии, а также заведующим и законоучителем школы грамоты. В храме священник читает проповеди «своего сочинения», «по сборникам поучает неопустительно», «вере и благолепию обучает прихожан усердно». Благодаря своему усердию и благочестию, молодой проповедник всего за 9 лет удостаивается нескольких наград: набедренника, скуфьи и камилавки, а в 1907-м году получает грамоту с благословением Святейшего Синода. В 1906-м году он становится духовником второго благочиннического округа уезда.

В 1908-м и 1910-м годах о. Василий избирается депутатом епархиальных съездов от второго благочиния. Известно, что на одном из заседаний съезда 1910 года, 6 сентября, было заслушано особое мнение священника Сатрапинского, объявившего о своем несогласии с решением депутатов отказать причту села Зюздино-Афанасьевское в ходатайстве о выплате им казенного пособия. Напомнив собравшимся о скудных доходах причта соседнего села, о. Василий заявил:

«В том же заседании Съезд уравнял в получении пособия причты села Бурмакина, а здесь отклонил. Это несправедливо».

Но епископ Вятский и Слободской Филарет (Никольский) ограничился лишь краткой резолюцией на протоколе: «Читал».

12 октября 1912 года о. Василий распоряжением попечителя Казанского учебного округа переводится в уездный город Глазов на должность законоучителя Александровской женской гимназии и 4-классного городского училища. С 1913 года, по предложению директора народных училищ Вятской губернии, священник также преподает Закон Божий в недавно открывшемся Глазовском высшем начальном училище.

К тому времени в его семье уже подрастали три сына – Феодосий, Владимир, Алексей – и три дочери – Надежда, Вера и Эмилия. В 1914-м году в Глазове появляется на свет младшая дочь священника – Мария. В городе семья Сатрапинских сначала живет в доме горожанки Тихомировой недалеко от гимназии – на улице Мясницкой (ныне – улица Короленко). В июле 1914 года о. Василий приобретает за 1000 руб. у мещанина Пацианского дом № 10 на той же улице Мясницкой.

В докладе, составленном в феврале 1916 года, о. Василий так сказал о миссии и значении профессии школьного учителя Закона Божьего:

«В основе религиозного воспитания детей должно быть удовлетворение религиозной потребности. Степень последней, несомненно, обусловливается степенью и развития религиозного чувства. Задача школы развить это чувство в такой мере, чтобы достигнуть осуществления заветов, данных Богом в заповеди: помни день субботний еже святити его…».

В своем докладе законоучитель предложил попечительскому совету гимназии отгородить деревянной ширмой часть большого зала в учебном здании под домовой храм, чтобы не водить в мороз воспитанниц на богослужения в городской собор, подвергая опасности их здоровье.

В августе 1916 года о. Василий избирается от педагогического совета Глазовской женской гимназии в попечительский совет учебного учреждения и 2 года исполняет обязанности его секретаря.

В конце 1917 года к власти в стране приходит партия большевиков, и для Церкви наступают нелегкие времена. В марте 1918 года о. Василий вместе со всем духовенством города Глазова был вынужден дать письменное обязательство «не вести с кафедры церкви противоправительственную агитацию» и принимать все меры к тому, «чтобы в епархиальных органах, брошюрах, воззваниях и т.п. не печаталось что-либо» против Советской власти. А в мае, после декрета об отделении школы от Церкви, он был вынужден оставить должность законоучителя. Но надо было на что-то жить, и о. Василий становится членом правления местного потребительского общества.

В 1918-м году в Глазовском уезде начинаются кровопролитные сражения Гражданской войны. 2 июня 1919 года в Глазов входят воинские части армии адмирала Колчака. Согласно воспоминаниям очевидцев, городское духовенство и купечество устроило белогвардейцам торжественную встречу. На Соборной площади состоялся благодарственный молебен. Но богослужение в Преображенском соборе внезапно было нарушено артиллерийским обстрелом красных. Один снаряд попал прямо в крышу храма. 13 июня Глазов был оставлен белогвардейцами без боя. Вместе с белыми из города ушла часть местного духовенства, а также купцы, «отдельные чиновники и рабочие, очевидно, поддавшиеся угрожающей агитации белых». Ходили темные слухи о насилиях над мирными жителями, и многие горожане поддались панике.

Покинул Глазов и Василий Сатрапинский. Вместе с отступавшими белогвардейцами и беженцами священник дошел до города Ново-Николаевск в Сибири (сейчас – город Новосибирск). Город был переполнен толпами людей, бежавших от Советов и измученных трудной дорогой, лишениями и болезнями. В декабре 1919 года в Ново-Николаевск вошла Красная Армия, и о. Василий попал в плен. Однако вскоре он был освобожден и служил писарем в военном госпитале.

В 1920-м году он возвращается в Глазов и работает счетоводом в районной больнице. 30 марта 1921 года о. Василий был определен на место священника Георгиевской церкви Глазова[25]. Этот небольшой деревянный храм был построен в 1902-м году в Слободке – квартале на окраине города, где селились ремесленники и мелкие торговцы. В начале 1917 года при церкви был образован свой приход.

В начале мая 1921 года глазовский благочинный протоиерей Петр Бережнев был вынужден просить Президиум уездного революционного комитета «о разрешении совершения крестного хода по приходу из собора в Георгиевскую церковь», но получил отказ. Власти даже запретили «всякое пение во время переноса покойника из церкви на кладбище». Но спустя три недели, после множества заявлений церковных советов и ходатайств верующих, и ввиду «полного политического спокойствия в городе и уезде», ревком все-таки отменяет запрет на «пение по церковному обряду во время перехода икон и сопровождения усопших».

В том же году в стране начинается жестокая засуха, а затем в Глазовский уезд приходит страшный голод. Согласно сводкам Чрезвычайной комиссии Вотской автономной области, осенью и зимой 1921 года в Глазове в храмах шел сбор средств для борьбы с голодом, и ни одна служба не проходила без «проповеди о любви к ближнему и помощи голодающим».

Весной 1922 года в уезде была образована подкомиссия по изъятию церковных ценностей, В ее состав вошли представители советских властей и церковных общин, а также протоиерей Петр Бережнев и священник Василий Сатрапинский. В марте в печатном воззвании «Граждане!» члены подкомиссии призвали верующих:

«Сдадим для помощи голодающим все, что мы можем дать из драгоценностей наших храмов и домов молитв. От этого не может оскудеть истинная вера, не разрушатся храмы <…> неоценимой драгоценностью для нас является только человеческая жизнь!».

В апреле 1922 года о. Василий и община Георгиевской церкви сдали подкомиссии две серебряные тарелочки, ковшик, чашечку и напрестольный крест, а часть окладов с икон заменили «равным по весу количеством серебра». Благодаря успешному взаимодействию властей и духовенства болезненный процесс изъятия церковных ценностей в Глазове и уезде проходит спокойно и без эксцессов.
В 1924-м году о. Василий был награжден саном протоиерея. В марте 1925 года он покидает Глазов и получает назначение на место священника Покровской церкви села Селег, в 80 верстах от города. Согласно Клировой ведомости 1915 года, приход Селеговского храма состоял из 384 дворов и 3000 прихожан.

В апреле 1927 года протоиерей Сатрапинский решением епископа Глазовского Виктора (Островидова) был удостоен ко дню Св. Пасхи новой награды – палицы. Спустя полгода владыка Виктор не принял «Декларацию об отношении Церкви к советской власти» заместителя местоблюстителя Патриаршего Престола митрополита Сергия (Страгородского). Оценив ее как «отречение от Самого Господа Спасителя», епископ становится одним из вождей «правой» церковной оппозиции − «непоминающих». К епископу Виктору присоединились множество приходов Вятской епархии и Северной Удмуртии. Одним из сторонников епископа считали и о. Василия. Однако согласно его показаниям, данным на допросе в 1937-м году, «викторианского течения» в конце 1920-х годов он не придерживался, а «при службе в церкви поминал Виктора до 1931 года», не желая идти против своих прихожан, большей частью примкнувших к бывшему епископу Глазовскому.

Раскол в Глазовской епископии был преодолен только в 1929–1930-е годы, когда под влиянием сосланного в Глазов епископа Уржумского Авраамия (Дернова) местное духовенство принесло покаяние и перешло в подчинение Московской Патриархии.

О. Василий, сохранив свой высокий авторитет, в 1931-м году становится духовником духовенства…..

Продолжение можно прочитать, пройдя по ссылке https://pravoslavie.ru/132478.html

 

13.07.2020 | Публикации