«Хотя я умер, однако жив…» Памяти святители Иоанна Шанхайского

«Хотя я умер, однако жив…»… Эти слова сказал святитель Иоанн Шанхайский (Максимович), явившись уже после своей кончины одной женщине.

А приходил он к разным людям, и жизнь всегда переполняла его, утоляя жажду многих и многих. Сегодня особенно уместно вспомнить, что Иоанн Шанхайский, Сан-Францисский чудотворец, – наш современник, почивший всего лишь полвека назад, в 1966 году, то есть совсем недавно. Это еще одно яркое свидетельство единства Русского Мiра, поскольку святитель Иоанн охватывает и связует своей земной судьбой Слобожанщину (Слободская Украина, историческая область на северо-востоке современной Украины и юго-западе Черноземья в России), Малороссию, Китай, Западную Европу, Америку.

Русская Православная Церковь заграницей причислила к лику святых этого дивного угодника Божия 2 июля 1994 года. 24 июня 2008 года святитель Шанхайский и Сан-Францисский Иоанн прославлен для общецерковного почитания Архиерейским Собором Русской Православной Церкви.

Архиепископ Иоанн (Михаил Борисович Максимович) родился 4/17 июня 1896 года в селе Адамовка Харьковской губернии, в дворянской православной семье, которая материально поддерживала Свято-Успенский Святогорский монастырь на Северском Донце.

Отец будущего святителя, Борис Иванович Максимович (1871-1954), был изюмским уездным предводителем дворянства Харьковской губернии. После революции родители владыки эмигрировали сначала в Белград, потом в Венесуэлу. Братья святителя также жили в эмиграции; один получил высшее техническое образование и работал инженером в Югославии, другой, после окончания юридического факультета Белградского университета, работал в югославской полиции.

Михаил с детства отличался глубокой религиозностью, по ночам подолгу стоял на молитве, усердно собирал иконы, а также церковные книги. Более всего любил читать жития святых. Святая и праведная жизнь ребенка произвела глубокое впечатление на его французскую гувернантку-католичку, и в результате она приняла Православие.

По окончании Петровского Полтавского кадетского корпуса в 1914 году, юноша хотел обучаться в Киевской духовной академии, но по настоянию родителей поступил на юридический факультет Харьковского университета, который окончил в 1918 году. Духовным наставником Михаила в эти годы был знаменитый харьковский архиепископ Антоний (Храповицкий).

В годину революционных гонений семья Максимовичей эмигрировала в Белград, где будущий святитель поступил в университет на богословский факультет. В 1926 году митрополитом Антонием (Храповицким), возглавлявшим Русскую Зарубежную Церковь, Михаил был пострижен в монахи с именем Иоанн, в честь своего предка, святителя Иоанна Тобольского, митрополита, известного церковного деятеля XVIII века, а в 1929 году возведен в сан иеромонаха.

Уже в то время епископ Николай (Велимирович), сербский Златоуст, давал такую характеристику молодому иеромонаху: «Если хотите видеть живого святого, идите в Битоль к отцу Иоанну».

Отец Иоанн строго постился, каждый день служил Божественную литургию и причащался, со дня монашеского пострига никогда не ложился, иногда его находили утром задремавшим на полу перед иконами. Его кротость и смирение напоминали те, что увековечены в житиях величайших аскетов и пустынников. Отец Иоанн был редким молитвенником, он так погружался в молитву, будто просто беседовал с Господом, Пресвятой Богородицей, ангелами и святыми, которые предстояли его духовным очам. Евангельские события были известны ему так, словно происходили на его глазах.

В 1934 году иеромонах Иоанн был возведен в сан епископа, после чего отбыл к месту своего будущего служения, в Шанхай. Митрополит Антоний (Храповицкий) говорил о нем: «Этот маленький и слабый человек, почти ребенок с виду, является каким-то чудом аскетической стойкости и строгости зерцалом аскетической твердости и строгости в наше время всеобщего духовного расслабления».

В Шанхае молодой владыка любил посещать больных и делал это ежедневно, принимая исповедь и причащая. Если состояние больного становилось критическим, владыка приходил в любое время дня или ночи и долго молился у постели болящего. Известны многочисленные случаи исцелений безнадежно больных по молитвам святителя Иоанна.

С приходом в Китае к власти коммунистов русские эмигранты вынуждены были бежать. На острове Тубабао (Филиппины) был организован лагерь для русских беженцев, в котором жили владыка Иоанн и его паства. В 1949 году во временном лагере на Тубабао проживало примерно 5 тысяч русских, покинувших Китай. Этот остров малонаселен, поскольку находится на пути сезонных тайфунов, однако в течение 27-ми месяцев существования лагеря тайфун угрожал ему только один раз, но и тогда изменил курс и обошел остров. Когда один русский в разговоре с филиппинцами упомянул о своем страхе перед тайфунами, те сказали, что причин для беспокойства нет, поскольку «ваш святой человек благословляет ваш лагерь каждую ночь со всех четырех сторон».

Окормляя и поддерживая свою обездоленную паству, святитель Иоанн горячо молился о них. Ему удалось договорится с властями Соединенных Штатов о переселении русских беженцев в Америку. Тогда в американские законы были внесены поправки, и большая часть эмигрантов перебрались в США, а остальные уехали в Австралию.

В 1951 году архиепископ Иоанн был назначен правящим архиереем Западноевропейского экзархата Русской Зарубежной Церкви. Как в Европе, так и в Сан-Франциско, куда владыка переехал в 1962 году, слава о нем распространялась также и среди инославного населения. В одной из католических церквей Парижа местный священник пытался вдохновить молодежь следующими словами: «Вы требуете доказательств, вы говорите, что сейчас нет ни чудес, ни святых. Зачем же мне давать вам теоретические доказательства, когда сегодня по улицам Парижа ходит святой Иоанн Босой».

Такое имя блаженный Иоанн получил потому, что всегда ходил босиком – даже по жесткому гравию Версальского парка. После серьезного заражения крови от пореза стеклом владыке было предписано носить ботинки. Он их и носил – под мышкой. Пока не пришло очередное распоряжение обуться.

Архиепископ Иоанн часто и в церкви служил босиком, чем приводил в недоумение других священников. Однако каждое его действие имело глубокий внутренний смысл и рождалось от живого ощущения присутствия Божиего. Поскольку пророк Моисей услышал от Господа: «Сними обувь твою с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая», – блаженный Иоанн своим босоножием показывал, что ныне вся земля освящена стопами Христа и на всяком месте мы предстоим Живому Богу.

Владыку знали и высоко чтили во всем мире. В Париже диспетчер железнодорожной станции задерживал отправление поезда до прибытия «Русского архиепископа». Во всех европейских больницах знали об этом епископе, который мог молиться за умирающего всю ночь. Его звали к одру тяжело больного – будь то католик, протестант, православный или кто другой, – потому что, когда он молился, Бог был милостив.

Сохранилось множество свидетельств о строгом исполнении святителем церковных предписаний. В знаменитых «указах» владыки содержится много поучительнейшего. Они дышат милостью и строгостью, соединенными мудростью владыки. Православие владыки Иоанна было бескомпромиссным; в частности, несмотря на милость ко всем без исключения людям, он резко выступал против экуменизма.

Дети, несмотря на обычную строгость владыки, были ему абсолютно преданы. Существует много трогательных историй о том, как блаженный непостижимым образом знал, где может быть больной ребенок, и приходил утешить его и исцелить. Получая откровения от Бога, он многих спасал от надвигающейся беды, а иногда являлся к тем, кому был особенно необходим, хотя физически такое перемещение казалось невозможным.

Блаженный владыка поминал на богослужениях Московского Патриарха Алексия I наряду с Первоиерархом Русской Зарубежной Церкви, говоря, что «в силу обстоятельств мы оказались отрезаны, но литургически мы едины. Русская Церковь, как и вся Православная Церковь, соединена евхаристически, и мы с ней и в ней. А административно нам приходится, ради нашей паствы и ради известных принципов, идти этим путём, но это нисколько не нарушает нашего та́инственного единства всей Церкви».

Владыка Иоанн предвидел свою кончину. 19 июня (2 июля по новому стилю) 1966 года в день памяти апостола Иуды, во время архипастырского посещения города Сиэтла с чудотворной иконой Божией Матери Курско-Коренной, этой Одигитрией Русского Зарубежья, великий праведник отошел ко Господу.

После кончины владыки один голландский православный священник с сокрушенным сердцем писал: «У меня нет и не будет больше духовного отца, который звонил бы мне в полночь с другого континента и говорил: “Иди теперь спать. То, о чем ты молишься, получишь”».

Четырехдневное бдение над телом владыки венчала погребальная служба. Проводившие службу епископы не могли сдерживать рыданий. Удивительно, что при этом храм наполняла тихая радость. Очевидцы отмечали: казалось, мы присутствовали не на отпевании, а на открытии мощей новообретенного Святого.

Святитель был похоронен в крипте кафедрального собора в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в Сан-Франциско. Вскоре и в усыпальнице владыки стали происходить чудеса исцелений и помощи в житейских делах.

Обращаясь к истории и прозревая будущее, святитель Иоанн говорил, что тяжкие страдания русского народа есть следствие измены своему пути, своему призванию. Но, считал он, Отечество не погибло, оно восстанет так же, как восставало и раньше. Восстанет, когда разгорится вера на русской земле, когда люди духовно переродятся, когда снова станет им дорога ясная, твердая вера в правду слов Спасителя: «Ищите прежде Царствия Божия и Правды Его и вся сия приложатся вам». Восстанет, когда полюбит исповедание Православия, когда увидит и полюбит православных праведников и исповедников.

(по материалам сайта pravlife.org)

02.07.2021 | Публикации