ДОПУСТИМО ЛИ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЛОГИКИ В ВОПРОСАХ ВЕРЫ?

Какое место может занимать логика в вопросах веры? Кажется, что не самое первое, ведь всегда есть опасность рационализации и, как следствие, утраты религиозного опыта.

В христианстве существует множество антиномий: взять хотя бы догмат о Троице или учение о дихотомии человеческой природы. В формировании каких-то положений веры антиномий избежать невозможно по той простой причине, что вещи Божественные, непостижимые по своей сути, мы пытаемся выразить, описать с помощью доступных нам ограниченных вербальных средств. Однако при этом я всё равно настаиваю на том, что христианство – наиболее разумная религия, насколько вообще рационализация может быть применима к вопросам веры. Господень Разум намного превосходит наш, но не будет также ересью утверждение, что наш разум в какой-то мере является отражением Божьего Разума – т. е. мы разумны, потому что разумен Бог – Он источник нашего разума. Создавая этот мир, для его нормального функционирования в режиме допустимой автономности Господь создал законы природы, которые мы можем открывать и познавать. Наше познание всегда будет нести отпечаток несовершенства, потому как совершенен только Бог, но все же разум нельзя полностью исключать из числа инструментов познания не только материальной реальности, но и вещей трансцендентных.

Всё, о чем было сказано, относится к естественному откровению, включающему в себя тематику от телеологического аргумента и его многочисленных интерпретаций до естественного нравственного закона. Столь разношерстную тему никак не охватить даже парой десятков публикаций, а потому хотелось бы увести разговор немного в иное русло. Логика может быть неплохим инструментом, которым человек в определенной степени открывает для себя Бога, а вот легитимизацию этого мнения можно увидеть в том, что Сам Христос пользовался логикой.

Существуют так называемые критерии истинности суждений. Во избежание возникновения недопонимания уточним, что, согласно учебнику Рузавина Г. И., под суждением подразумевается форма высказывания, «которая выражает ее соответствие или несоответствие действительности». Получается, что используемые нами суждения либо адекватно, либо неадекватно отражают действительность, а оттого могут быть или истинными, или ложными. Соответственно, существуют способы, позволяющие определить легитимность того или иного суждения. Таких способов или критериев три: состоятельности, соответствия и прагматичности. Рассмотрим каждый из них на примере слов Иисуса Христа.

Критерий состоятельности заключается в том, что претендующие на истинность суждения должны быть внутренне согласованными, не содержать в себе противоречий. Самым ярким примером ложных по определению суждений являются так называемые самоопровергаемые суждения, т. е. они противоречат самим себе, а потому не отражают истины.

Сегодня наиболее популярными являются такие суждения, как «истина в том, что истины нет» или «нравственность относительна». В первом случае в качестве единой и единственной истины утверждается отсутствие истины. Во втором – относительность нравственности утверждается нравственным суждением, претендующим на абсолютность. В Евангелии же мы можем увидеть развернутый пример. Обратимся к известному тексту и прочтем его внимательно: «Фарисеи же, услышав сие, сказали: Он изгоняет бесов не иначе, как силою веельзевула, князя бесовского. Но Иисус, зная помышления их, сказал им: всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит. И если сатана сатану изгоняет, то он разделился сам с собою: как же устоит царство его? И если Я силою веельзевула изгоняю бесов, то сыновья ваши чьею силою изгоняют? Посему они будут вам судьями. Если же Я Духом Божиим изгоняю бесов, то, конечно, достигло до вас Царствие Божие. Или, как может кто войти в дом сильного и расхитить вещи его, если прежде не свяжет сильного? и тогда расхитит дом его» (Мф. 12:24–29). Фарисеи выставляют Христу обвинение относительно источника Его силы, а далее Господь сразу показывает логическую несуразность их умозаключений. Он подчеркивает, что сатана не может сам себя изгонять, иначе он не представлял бы никакой опасности. А раз Спаситель изгнал бесов, то значит Его сила однозначно выше сатанинской. Также он говорит, что если их сыновьям дана такая же сила, то тогда высказанные обвинения должны относиться и к ним.

Критерий соответствия настаивает на том, что претендующие на истинность суждения должны соответствовать фактам внешней действительности. Т. е. в предыдущем критерии мы сосредотачивались на внутреннем содержании суждения, а теперь смотрим, насколько высказываемое суждение сходится с непосредственно воспринимаемыми фактами, т. е. такими, которые даны нам в чувственном опыте и не требуют отдельного доказательства.
Для примера снова обратимся к евангельскому тексту: «Тут Иудеи обступили Его и говорили Ему: долго ли Тебе держать нас в недоумении? если Ты Христос, скажи нам прямо. Иисус отвечал им: Я сказал вам, и не верите; дела, которые творю Я во имя Отца Моего, они свидетельствуют о Мне» (Ин. 10:24–25). Здесь мы видим сомнения фарисеев в мессианском достоинстве Христа, которые стремятся получить от Него прямой ответ. Но Спаситель, как всегда, оставляя человеку зазор для добровольного скачка веры, используя критерий соответствия, предлагает им сопоставить свое суждение с фактами внешней действительности. Очевидно, что никто не делал таких дел, как Христос, а потому вопрос о Мессии и не должен был возникнуть, но эту очевидность еще нужно воспринять, ведь она кардинально меняет людей.

Последний критерий именуется прагматическим. Суть его сводится к проверке результатов практического применения суждений, претендующих на истинность, грубо говоря – работает / не работает. Как и в предыдущих случаях, за примером обратимся к Евангелию, читаем внимательно: «И вот, принесли к Нему расслабленного, положенного на постели. И, видя Иисус веру их, сказал расслабленному: дерзай, чадо! прощаются тебе грехи твои. При сем некоторые из книжников сказали сами в себе: Он богохульствует. Иисус же, видя помышления их, сказал: для чего вы мыслите худое в сердцах ваших? Ибо что легче сказать: ‟прощаются тебе грехи”, или сказать: ‟встань и ходи”? Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи, – тогда говорит расслабленному: встань, возьми постель твою, и иди в дом твой. И он встал, взял постель свою и пошел в дом свой. Народ же, видев это, удивился и прославил Бога, давшего такую власть человекам» (Мф. 9:2–8).

В данном эпизоде Христос прощает грехи больному человеку – расслабленному, а вот книжники начали сомневаться в Его праве на такую власть, ведь очевидно, что прощать грехи может лишь Бог. Мы понимаем, что прощение грехов не является непосредственно воспринимаемым для внешнего человека фактом, это также никак не проверишь с помощью эксперимента. А вот исцеление калеки – другое дело, потому Спаситель, что называется, на практике демонстрирует, что Он не самозванец и право, в котором сомневаются книжники, – Его непосредственное право. Совершение чуда возможно лишь для Того, Кто обладает Божественной властью.

В каждом из рассмотренных критериев есть свои достоинства и недостатки, потому для выявления истины при возможности необходимо стремиться к применению всех трех. Евангельские примеры говорят о том, что в некоторых вопросах веры стоит обращаться к логике, ведь ее создал и ею пользовался Сам Христос.

Протоиерей Владимир Долгих

(по материалам сайта pravlife.org)

20.10.2021 | Публикации